MZ Forum

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » MZ Forum » Для аплоадеров » взломать одноклассники или взлом в одноклассниках


взломать одноклассники или взлом в одноклассниках

Сообщений 31 страница 38 из 38

31

Это серьезная война, серьезная и отрезвляющая. Наверное, она отличается от того, какой вы ее представляете; она не настолько ужасна – потому что для нас в вещах, которые считаются ужасными, осталось уже не так много ужасного. Иногда мы говорим: «Будем надеяться, что это скоро кончится». Но мы не можем быть уверенными в том, что это кончится завтра или послезавтра. И пожимаем плечами и делаем свое дело.

Я стоял один в доме, зажег спичку, и с потолка стали падать клопы. По стенам и полу ползали полчища паразитов. У очага было совсем черно от них: жуткий живой ковер. Когда я тихо стоял, то слышал их беспрерывные шорох и шуршание. Ничего, это уже не приводит меня в замешательство. Я просто удивляюсь и качаю головой.

2 ноября 1941 года. 16.00. Русские атаковали всю ночь. Сегодня спокойней. Деревья окутал мокрый туман, а вороны отряхивают свои перья. Сообщают, что русские планируют большое наступление. Затишье перед бурей. Вчера весь день я был внизу в штаб-квартире и чинил свои ботинки. К вечеру вернулся на свою позицию с Францем Вольфом. Мы шагали, руки в карманах, воротнички расстегнуты и с трубками в зубах. Пока мы вот так, не спеша тащились, наши поясные ремни и все металлическое покрылось льдом, а наши воротнички и пилотки стали твердыми от мороза.

Должно быть, было около половины четвертого, когда русские подвергли наши позиции ковровой бомбардировке из своих проклятых орудий. Этот «ковер» накрыл холм перед нами серией яростно вспыхивающих снопов огня, бегущих справа налево с интервалами между ударами в одну секунду. Серия страшных взрывов. Небо сделалось красным, и Франц сказал: «Проклятие, это опять была наша деревня».

0

32

Мы не спали в ту ночь, наша землянка стала центром, куда поступали донесения шести соединений. Прибегали и убегали люди. Большинство из них не сообщали хороших вестей: «Лейтенант фон Г. убит в рукопашном бою; мы не видели русских, пока они не оказались в пяти метрах от нас…», «Блиндажи захватывают один за другим…».

Все время приходилось просить новые сани для раненых. Они прибывают из-за леса, вдоль протянутого нами провода, который все время обрывают. Позиции нашего передового дозора всю ночь были отрезаны.

0

33

28-го российские сделали собственный 1-ый прорыв с нашего правого фланга. Они выбили с позиций соседнюю с нами роту и заняли пункт П., готовый на главенствующей вышине и вклинивающийся в наш фланг. Мы открыли перестрелку из противотанковых орудий и подожгли некоторое количество жилищ; были поспешно согнаны и булочники, и мясники, и санитары, чтоб уничтожать прорыв. Однако наш санный путь чрез П. отрезан. Оставалась только дорога чрез лес.

Все контратаки провалились. Ночь из-за ночкой мы водили мощный пламя, чтоб вышибить оттуда соперника. Ночь из-за ночкой пехтура прогуливалась в атаку опосля присутствия на раскрытом атмосфере опосля 27-го количества. Ей было отлично понятно обо всей тщетности данных усилий. В 3-ий раз стояла задачка брать П. Хоть какой стоимостью! «Окопы на полосы фронта станут заняты опять. Любой оставивший собственный пост станет послушен боеву трибуналу и расстрелян».

Расположение в нашей землянке наиболее угрюмое.

Командир пехотной роты лейтенант дворянин Гинденбург проистекает из давнего семейства. От изможденности у него возникли круги перед очами. В факторы, как скоро он задумывается, будто из-за ним никто никак не следит, его обхватывает большая утомление и на него обретает совершенное оцепенение. Однако как лишь он берет в пакши телефонную трубку, его безмятежный маленький глас звучит светло и крепко. Он разговаривает с командирами взводов с таковой убедительной теплотой и полной уверенностью, будто они уходят успокоенными. Его личное мужество самодостаточно, оно этак ведь неотделимо от него, как его войсковой мундир.

Быстро станет нуль часов. Я медлительно приготовляюсь к данному. Тем порой лейтенант дворянин Гинденбург пошел дремать. Его служба окончена. Он прочно дремлет по тех времен, покуда никак не прибудут 1-ые посыльные.

0

34

Мы живем на странной звезде; нас задевает, когда кто-нибудь прибывает из резерва. Сегодня прибыл маленький человек, весь в снегу, только что из дома. Вот он – в своей новенькой форме, чистенький и без вшей, держащийся с достоинством и полный невинных идей. Мы, старые окопные крысы, сидим вокруг него, наслаждаясь компанией новичка. Забавно видеть такого человека; по-своему трогательно. По сравнению с ним мы – грубая, сквернословящая масса дикарей. Но насколько мы здоровее, достаточно сильны, чтобы противостоять чему бы то ни было. Вероятно, самое худшее позади, но если он направлен на НП, он, может быть, еще что-нибудь увидит.

А что касается пополнения пехоты, которое прибыло сегодня…

…Табель, который возит фураж, смотрел вытаращенными глазами на них, впервые увидевших вспышки, поднимающиеся над безмолвным снежным пейзажем. Габель – отчаянный парень. Он каждую ночь гоняет своих лошадей на НП, стоя во весь рост в санях с ручными гранатами в карманах. Он дает новичкам прекрасное описание места действий в своей обычной сухой манере.

Их ждут кое-какие сюрпризы, но у них будут и хорошие учителя. Так что все пойдет как надо.

Я все еще довольно слаб, но уже два дня у меня нет температуры. Я щурюсь на солнце, как кот на свет. Солнце великолепно. Когда оно поднимается в утреннем тумане, снег так блистательно ярок, а свет, заполняющий воздух, настолько ослепителен, что приходится отворачиваться.

0

35

Сначала наверное было этак, как будто жизнь застыла. Товарные поезда лезли чрез сельскую территорию, а позже боеву эшелону понадобилось 7 часов, чтоб справиться шестьдесят км. Вид из-за окошком постоянно был одним и тем ведь.

Как ведь я утомился от данных запятанных дорог! Теснее более нестерпимо их созидать – дождик, грязюка сообразно щиколотку, деревни, схожие 1 на иную. Никак не охото в том числе и ведать их наименования. А позже данные мелкие страшные городка, в каком месте единственная мощеная тропа водит к станции и никуда более. Ежели в том числе и хотелось бы с сиим будто-то изготовить, наверное имело бы значение только в мирное время.

Лучше стало сообразно пути на Смоленск. Я постелил соломы на полу раскрытого товарного вагона. Освещало солнце, и я уютно дремал на собственной подстилке. Наверное было в тот пир, как скоро я отыскал Хеннинга. Я поглядел волшебные иконы в родное крайнее посещение в церкви.

0

36

Смерть в бою – неестественная смерть. Это верно, что противоположная теория является фундаментом учения Квинтона. Квинтон был в этом не прав. Отдать свою жизнь во имя своей страны, умереть так, что человечество будет продолжать жить в сознании народа, – это не единственное для нас призвание. Что имеет значение, так это то, чтобы готовность умереть не утратилась, потому что та нация, где люди забыли о смерти, обречена на упадок.

0

37

— Возмутительно! Половина одиннадцатого, а ребенок не спит. Это расточительно и нелогично — воспитывать человека без режима. Это даже нецелесообразно — мыть посуду в доме, где полным-полно автоматов!

Туня считала себя в семье единственным стражем порядка и ворчала всякий раз, когда мы поступали по-своему, по-человечески. Правда, я не очень прислушивалась к скрипучей воркотне электронной няни: в конце концов, не каждый день человеку исполняется восемь лет. И еще я знала, что мама за меня! Туня, конечно, это тоже знала и висела в воздухе печальная-печальная. Вообще-то она похожа на подушку с глазами и еще чуть-чуть — на бесхвостого кашалотика. То есть хвост у нее был. Но не настоящий, не для дела, а просто смешной шнурок с помпоном — для красоты. Сейчас, например, он болтался беспомощно и тоскливо. Антенночки с горя почернели и обвисли — очень они у нее выразительные: меняют цвет и форму, когда ей хочется пострадать. А страдания ее объяснялись просто: запрограммированная на здоровое трудовое воспитание детей, Туня почему-то никому не прощала, когда меня заставляли работать. Где ей, бесчувственной, понять, какое удовольствие помочь маме? Обычно родители не выдерживают этих жестов Туниного отчаяния и немедленно уступают. Может, мама и теперь не устоит — Туня, нуда противная, умеет свое выскулить. Но пока меня не отправляют спать, можно всласть повозиться у посудомойного автомата…

0

38

Мучили они меня, как Господа нашего Иисуса Христа, и в это время показался в дверях тот воин, что был у телеги, и вертел он в руке кизиловую дубину. Те двое велели ему войти в мельницу. Он рассмеялся. А как взглянул на меня, перестал смеяться, увидев, как они меня отделали. Закричал он и кликнул какого-то Александру. Тогда они накинулись на него с тесаками.

- Дедушка, - усмехнулся Младыш, - я и есть тот самый Александру.

- Дай тебе господь здоровья, - жалобно ответил дед Гырбову.

- И сей Александру повелевает блюдолизам боярина Филипяну и Нямецкого воеводы склонить головы и принять заслуженную кару.

Пузатый ответил вполголоса:

- Мы - служилые господаря. Никому не позволим бить нас батогами.

Младыш снова улыбнулся, сверкнув зубами.

- Бить вас не будут. Наш служитель только искрошит вам зубы своей дубинкой. А потом падут ваши головы на том самом месте, где вы хотели казнить старика и его сынов.

- Дать им разок кувалдой? - спросил верзила.

- Ударь, чтобы рты им запечатать. И суньте их в мешки с камнями, да бросьте в омут. Никто о том ведать не будет, кроме нас да сокола старой попадьи, - вон он глядит на нас с ветки клена.

0


Вы здесь » MZ Forum » Для аплоадеров » взломать одноклассники или взлом в одноклассниках


Создать форум © iboard.ws